Сообщество. Новый Год. 14 эпизод

7535799

Лежу на жутко неудобной кровати. Голова не моя, как и все тело. Открываю глаза и появляется ужасный звон в ушах.

— Привет! – рядом Макс.

— Привет! – горло болит просто ужасно.

— Тебе промывали желудок! – говорит он.

— Супер! Только не пробуй сам! – пытаюсь улыбнуться, но не могу. Больно.

— Кто-то подсыпал тебе наркотик. Помнишь, хоть что-то?! – смотрит на меня с надеждой.

— Не-а! – качаю головой.

— А бутылка?! – вопрос вызывает воспоминание о разбитом стекле.

Я прокручиваю в голове звук несколько раз, пока он не формируется в картинку и слова.

— Тетя Марина просила меня достать точно такую же из подсобки! Сказала, что просила Соня. Вроде спиртное закончилось. А его было там полно…

— Это моя сестра, мать вашу! – вопит Яна и врывается в палату.

— Пусть заходят! – говорит Макс. И меня окружают Яна, Виктор и Рэй.

— Ну?! Что скажешь?! – спрашивает она.

— Твоя мать заставила Эмму достать бутылку… — начинает Макс.

— Ради отпечатков! – подводит итог Рэй.

— Я же говорила, что это она! – злится Яна.

— Чем докажем?! – усмехаюсь я, пересиливая боль.

— Видео камеры! – говорит Виктор. – Я могу взломать камеры!

— Лучше просто достанем записи! – пожимает плечами Рэй.

— Я пила шампанское. – вспоминаю, как сделала пару глотков, злясь на тетю Марину. – Мне его дал какой-то мужчина. Взял со стола и передал мне.

— Как он выглядел?! – спрашивает Макс.

— Нужно видео! – разом говорят Рэй и Виктор.

— Ну так чего вы тут стоите! – орет Яна. И они, опустив головы, уходят.

— Я пойду узнаю, когда тебе можно домой! – сказал Макс. – Кстати, теперь ты официально живешь со мной! – улыбнулся он. – Я пошел, а ты в надежных руках!

— Ради чего ей все это нужно?! – Яна садится рядом. – И что мне теперь делать?!

— Соне нужна еще одна помощница! Выкрутимся! – говорю я, понимая, о чем идет речь.

— А папаша стоял и молчал, пока моя мать пыталась упрятать тебя в наркодиспансер! – сестричка уставилась в пол.

— Она и художник?! – я так и не начала его называть по имени.

— Были на собственном закрытом банкете! Он сделал ей предложение! – мы обе рассмеялись. – А теперь оба в шоке. Особенно после новости о твоем замужестве! Видела бы ты лица моей мамы и нашего папы! Аааа!

— Извини, что тебе не сказала! Я обещала…

— Макс мне все объяснил! Я понимаю! Только про беременность не молчи, ладно?! – усмехнулась Яна.

— До этого еще очень далеко! – успокоила я нас обеих. — Что у тебя на личном фронте?!

— Звездец! Чтобы не сказать хуже. – грустно улыбнулась.

— Через пару часов, мы отсюда смоемся! – воскликнул радостный Макс.

— О чем вы не сказали?! – моя интуиция аж кричит.

— Рэй разбил ту бутылку, затеяв драку с Виктором, но… остался довольно большой осколок, как раз с твоим отпечатком! – выдохнул Макс. – Тебе предъявят обвинения! Плюс наркотики.

— Не хочешь развестись?! – спрашиваю.

— Ни за что! – он подходит ближе и берет меня за руку. – Теперь кольцо на правильном пальце! – акцентирует он.

Соня носится по гостиной с телефоном, стараясь подтянуть все связи, которые только можно. Тут же сидят и ее парень Егор, он же художник.

— Эмма! – они бросаются ко мне.

— Это все моя чокнутая мать! – выпаливает Яна.

— Ты, о чем?!

— Она подставила Эмму, чтобы оставить опеку! – настаивала сестра.

— Опекуном является твой отец! Являлся!

— Привет! – меня обнимает Соня. – Выглядишь паршиво! Чего-то хочешь?!

— В душ. – отвечаю я. – И чаю с лимоном.

— Идем наверх, а потом чай! – говорит Макс.

— Через час приедет адвокат. – объявляет Соня. – Дело дрянь! Если не будет доказательств…

— А эта девочка, Лера?!

— Она ничего не скажет против тети Марины. Она не писала те письма. – сказала я.

— Эта сука подзаборная! – Именно она заставила нас сделать тот тест! Что ей стоило взять образец твоего почерка из тетради?! Скопировать и слать письма! Господи!

— Так, успокойся! – Егор обнял маму и повел к дивану. – Тебе нельзя волноваться!

— Что тут происходит?! – спросила я.

— Ну, Егор сделал сюрприз тете Тане, а она ему! – загадочно произнесла Яна.

— Может, нам всем тесты сделать?! – предложила я и мы рассмеялись.

— Нашли! – в дом ворвались Рэй и Виктор. — Нашли… козла… с шампанским! – переводя дух, дополнили они друг друга и переглянулись.

— Показывайте! – привычно наехала на них Яна.

— Вот смотрите! – мы все собрались у телевизора. – Он стоит у стола слишком долго. Что-то там пробует. Потом стоит у шампанского. Выходит Эмма и он подает ей бокал.

— Это юрист моей мамы! – говорит Яна.

— Не слабо! – произносит Рэй, нарушая всеобщее замешательство.

— Я эту суку…

— Мы с ней разберемся! – говорит Соня и усаживает мою маму обратно. – Только как доказать про поджег?!

— А тут дальше видно, как этот мужик забирает бутылку и держит ее салфеткой! – говорит Виктор.

— Вот только камеры в пострадавшем зале выключены и понять, кто на самом деле совершил поджег невозможно! Как и доказать. – добавляет Рэй.

— Я в душ, переоденусь, а потом будем думать! – мне нужна была короткая передышка.

— Эмма?!

— Да мам! Поздравляю! – я обняла ее.

— И я тебя! Он мне сразу понравился! – рассмеялась она.

— Мне он тоже, сразу понравился! – я кивнула в сторону улыбающегося Егора. – Готовь непроливашки и много краски! – улыбнулась я и пошла за Максом наверх.

Душ мы принимали вместе. Просто стояли под водой, без всяких там радостей жизни. Даже не разговаривали. Все оказалось на столько простым. Я рисовала демона, а наткнулась на съехавшую крышей тетку.

— Нужно надавить на юриста! – сказал Макс. – Хорошо продумать план и сыграть свои роли! Только так!

— Тогда пошли готовить актеров! – ответила я.

К вечеру, после утомительных часов разработки и прогона плана мы все, уставшие, отправились спать. Зато, все было готово к бою, назначенному на десять тридцать завтрашнего утра.

Соня разрешила даже Виктору остаться. Но только в гостевой комнате на первом этаже. Он немного позлился, но смирился. Яна была вымотана немногим меньше, чем я. И как ни настаивал брюнет на моем сне, я поплелась поговорить с ней. Ведь это именно ее оказалась сдвинутой на всю голову, а не моя.

В комнату я вернулась, едва Яна уснула. А там меня все еще ждал Макс. Отложив книжку, он отодвинул край одеяла и прижал меня к себе посильнее, как только я оказалась в его объятиях.

Утро. Наша дружная орава против тети Марины, папы и их, теперь уже общего юриста. Плюс несколько охранников, приехавших за мной вместе со следователем, и готовых к моему аресту.

После непродолжительной вводной части от трех сторон, дело дошло до улик и доказательств.

— Эмма была признана невменяемой еще год назад! – начал юрист. – Эта девушка находилась под сильнодействующими лекарствами, вследствие нанесения ей тяжелой моральной травмы… — дальше он нес чушь о том, как я медленно сходила с ума. О том, что меня перевезли сюда по настоянию психотерапевта, ради смены обстановки, но все пошло не так. Я перестала пить таблетки, сорвалась. Вывалил все то, что происходило уже тут, представив в выгодном для обвинения свете. А потом стал настаивать на незаконности моего замужества.

— Эмма была признана дееспособной с диагнозом… — речь моего адвоката была не менее бойкой. И конкретно опровергала все пункты, приведенные юристом тети Марины. – А, что касается доказательств… у нас есть видео! – и мы все увидели то, как юрист тети Марины подает мне бокал и забирает бутылку.

Тетя Марина позеленела, посинела и, наконец, покраснела. А ее юрист сдулся, как проколотый шарик.

— Из этого видео, можно вынести следующее. Вы… — следователь обратился к юристу тети Марины. – …опоили девушку и забрали бутылку с ее отпечатками. Дальше, я могу много чего предположить, и последствия моих предположений, зависят только от Вас! Или Вы сознаетесь и говорите, как было дело, или я Вам не завидую!

— Она! Она заставила меня! – отодвигаясь от тети Марины, сказал юрист.

— Что?! Да как ты смеешь?! – завопила та.

— Ладно заставлять твою дочь подписывать разные плевые бумажки, но это?! Их отец оставил завещание! – начал юрист.

— Заткнись! – прошипела тетя Марина, за спиной которой уже стоял охранник.

— Дедушка Эммы, был очень богатым человеком! Он оставил все свое наследство внуку. Настоящему внуку. Или внучке – Эмме! И некоторую часть средств ее незаконной сестре – Яне! Хоть Алексей и Марина не были кровными родственниками, их отец признал подобные отношения незаконными. И лишил их обоих денег. С шестнадцатилетия Яны, Марина заставляла меня обманным путем забирать деньги у своей дочери. А теперь, она хотела получить наследство Эммы. В завещании написано, что девушка сможет распоряжаться деньгами через три месяца после восемнадцатилетия. Или же, деньги получает опекун, если она будет не дееспособна. Поэтому, Марина и подставила племянницу. С наркотиком и поджогом.

— Кто, поджег-то?! – спросил следователь, устало.

— Я! Но по ее приказу! – сказал юрист.

— Все все слышали! – подытожил наш юрист.

Тетю Марину вывели в наручниках. А отец оказался ни причем. Он, вроде как, ничего не знал. Его не арестовали, но на следующий же день, он уехал.

Мы пересказали все события, ожидавшей нас в коридоре команде поддержки. Ведь в комнату, где происходила встреча с юристами, были допущены только я, Макс и наш адвокат. Реакция родных и друзей была разной. Но, в конце концов, все успокоились и пошли праздновать в дом Макса.

— Итак! Вот сумма Вашего наследства! – юрист Сони протянул мне выписку с банковских счетов и Макс рассмеялся.

— Что?! – удивилась я.

— Да ты можешь купить все «Сообщество»! Рэй будет в шоке! – продолжил смеяться он.

— Распишитесь тут и все это Ваше! – сказал юрист.

— Я хочу разделись сумму пополам и создать еще один счет! – решение было принято моментально. – Для Яны! – пояснила я.

— А я хочу написать отказ от денег Эммы! – серьезно сказал Макс.

— Мне этого не нужно! – сказала я, глядя в его глаза.

— Мне нужно! – спокойно ответил он.

— Значит, нам не потребуется Ваше разрешение на разделение суммы! – сказал юрист. – Но, в любом случае, Вам придется решить, кому достанется Ваше наследство! – обратился он ко мне. – Слишком большие деньги, чтобы оставлять их просто так!

— Первым будет Макс, а дальше, все получат либо дети, либо наши семьи поровну! – решила я.

— Отлично! Так и сделаем! Сестру позовете?! – сказал юрист.

— Да!

Реакция Яны на подобные новости была не просто странной. Она впервые не могла сказать ни слова. Буквально. Целых пол часа. Только потом, начала отказываться и кричать, что я не имею права нарушать непонятно чьих там правил. И что ей не нужны деньги. И так далее. Но, в конечном итоге мы нашли компромисс.

Все налаживалось. Дурные мысли уходили, вот только осталось ощущение, что это еще не конец.

— Уж слишком просто все вышло! Ты так не думаешь?! – мы с Максом лежали в постели.

— Радуйся, что все закончилось! – успокоил меня он. – Ты просто еще не готова принять это.

— Может быть!

А у Яны на личном фронте развернулась целая война. За ней ухаживали оба парня. Просто из кожи вон лезли. А она никак не могла решить, что же ей делать. Только мы с Максом видели реальный ход событий, наблюдая со стороны, как она тянется к Рэю и, как просто старается не обидеть Виктора. И, как ни пытался последний быть крутым и романтичным, ему было слишком далеко до брата Макса. Не по возможностям, а по способностям. Да Рэй и не пытался купить Яну. Он вел честную игру, используя подручные средства, доступные как ему, так и сопернику.

Кровать стала другой. Внезапно. Я дернулась, вспоминая того карлика. Но проснулась в постели с Андреем. Его улыбка была такой искренней. Глаза так сияли.

— Уже совсем скоро Эмма! – сказал он и я проснулась рядом с Максом.

Но стоило мне закрыть глаза, я снова оказывалась с Андреем. Он был на расстоянии, как я и просила, но и совсем рядом. Я чувствовала его запах, слышала его голос. И он снова повторял эту фразу.

Так прошла неделя бессонных ночей. А потом пошли кошмары. Я кричала во сне его имя, просыпалась вся мокрая, пугая Макса все больше, и нарушая покой его семьи.

— Что тебе снится?! – спросил он, после моего очередного пробуждения.

— Ты знаешь, что мне снится! – со слезами на глазах ответила я.

— Я понимаю, что тебе снится, но не знаю! Расскажи мне! – брюнет попытался меня обнять, но я отстранилась.

— Ты не знаешь, о чем просишь! – мне не хотелось рассказывать.

— Чем больше ты отмалчиваешься, тем хуже становится! Для нас обоих! – эти слова заставили меня задуматься, и я решилась. Ведь будь я на месте Макса, я хотела бы знать все.

— Мы с Андреем пережили самый сложный период, когда кто-то распустил о нас слухи. Но встречаться не перестали. Нас на столько тянуло друг к другу… — и я погрузилась в воспоминания.

… что мы просто не могли остановиться. Дело шло к сексу. Рано или поздно, это должно было произойти. Отношения требовали нового уровня. И не из-за дурацких правил. А из-за обоюдного желания. А по городу пропадали девушки. Все чаще. Андрей старался быть как можно ближе, естественно, когда меня не охранял Саша. Я по-прежнему разрывалась, но старалась перевести наши отношения с Сашей в дружеские. Я не хотела обижать его.

И вот, мы оказались в квартире Андрея. Впервые. Одни в его логове. Я с упоением рассматривала картины и полки с книгами. А он ходил за мной и соблазнял своими комментариями по каждому предмету. Ведь, в конечном итоге, меня привлекала совсем не его внешность. Я была пленена его внутренним миром. Знаниями, умениями, мыслями. Шаг за шагом, слово за словом и мы оказываемся у его постели. И сдержаться уже нет сил. Стараясь оставаться трезвыми и не выходить за рамки, мы ужасно медленно раздеваем друг друга. Ждем. Целуемся. Но жар тела берет свое. Простыни и нижнее белье, вот все, что нас разделяет. Мы балуемся и веселимся. Смеемся. Тянем время. Он лежит сверху, рассказывая о своих чувствах и мечтах. О том, чего он хочет для нас. Чего он хочет от меня. Что он хочет сделать со мной. Я таю. Я дрожу. Я почти сдаюсь. И тут, у него случается сердечный приступ. Прямо на моих глазах, человек которого я люблю умирает. И я ничего не могу с этим поделать. Я чувствую, как из меня вытекает жизнь. Я умираю вместе с ним. И, едва он закрывает глаза, раздается треск. Окна и двери выбиты. В комнате полно людей в масках и форме. Они обыскивают дом и уводят меня. Последнее, что я вижу, это длинный шелковый шнур лежащий под перевернутой подушкой. И выясняется, что это он тот самый маньяк. А мне повезло, что у него сердце не выдержало. Люди в форме шутят, что он слишком сильно любил меня, чтобы убить и поэтому так все вышло. Саша узнает обо всем, как и все остальные. И он становится моим другом. Или остается им. Хотя и пытается начать все с начала, не меняя статуса парочки…

— … Ты хочешь знать, что я вижу?! Я вижу, смерть Андрея! Переживаю ее каждую ночь! Снова и снова! А перед этим, он говорит одну фразу. Уже совсем скоро Эмма! – я вытираю слезы и встаю. Выхожу из комнаты и натыкаюсь на Соню. – Простите, пожалуйста! – виновато смотрю на нее и бегу вниз. Сталкиваюсь с отцом Макса, идущим из кухни. Наконец, с Рэем, играющим в приставку в гостиной и встречающим меня грустным взглядом.

Я не выдерживаю всего этого и прошу Макса отпустить меня. Хоть на пару дней. Он просит взять его с собой, но я не могу. Я боюсь причинить ему боль. Еще большую, чем уже причиняю. Живу с мамой и Егором. Но все повторяется. Снова и снова.

Мне холодно. Я замерзаю. Пар изо рта. Тело, словно покрыто льдом. Мне жутко. Даже не страшно. А просто жутко. Я открываю глаза и вижу морг. Повсюду тела на столах, накрытые простынями.

— Найди меня! – громкий нечеткий шепот. Я слышу фразу, но не различаю голоса.

Подхожу к первому столу и срываю ткань. Я вижу Виктора. Начинаю кружить по залу. Нахожу Рэя. Яну. Маму. Егора. Швепса. Макса. Я реву. Слезы замерзают и превращаются в ледяную пыль. Остается последняя простынь. Я оглядываюсь, лишние тела исчезли. Тут только моя семья. И кто-то еще. Набравшись сил, я срываю последнюю пелену и снова оказываюсь в постели с Андреем. Вижу его живым. Веселым. Я переживаю последние минуты его жизни, такими, какими они были на самом деле. До боли в сердце я позволяю ему целовать себя, ведь я люблю Макса и это нечестно. Я играю роль. Но Андрей видит перемены. Останавливается.

— Прости! – говорит он грустно. – Я всего лишь хотел побыть с тобой в последний раз. – его глаза полны слез.

— Мы уже попрощались! – в который раз напоминаю я. – Перестань меня мучить!

— Это не я! Это ты сама! – Андрей отодвигается. – Ты виновата во всем! – он набрасывается на меня, достает веревку из-под подушки и начинает душить меня, пока я не умираю. Я вижу нас сверху. – Разве я мог так поступить с тобой?!

Я ору «нет», но не могу проснуться. А он поднимает глаза и смотрит на меня с таким выражением, что меня пробирает дрожь. Я чувствую, что уже почти не сплю, но сознание все еще во сне. И тут меня окатывает ледяная вода, после чего я сажусь в кровати и оглядываюсь. Я вся мокрая, как и моя постель. Рядом со мной Макс. В дверях она и Егор. По лестнице, явно бежит Яна.

— Ты едешь домой! – говорит брюнет. – И точка!